Поиск

Коплю на платный хостинг

Календарь

«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Наш опрос

Мини-чат

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Голосуй за НАС:
конкурс сайтов
null




Четверг, 14.12.2017, 21:44
| RSS
Главная | Мой профиль | Общение с музеем | Документация музея | Выход
Битва за Кавказ в материалах ШКМ (продолжение)


Эвакуация

Документ.
«Части немецкой армии появились на территории края 2 августа,- сообщал в докладной записке М.А. Суслов. - Продвижение войск противника почти не встречало сопротивления... Эвакуацию пришлось проводить на территории, оставленной нашей армией, без ее защиты...».


    Стремительное наступление гитлеровских войск привело к тому, что накопленные в крае мобилизационные запасы сырья, продовольствия и материалов пришлось либо бросить, либо срочно перебазировать в тыл. Из-за всеобщей неразберихи и чрезвычайной напряженности транспортных потоков осложнилась эвакуация промышленных предприятий, раненых, гражданского населения, скота. Вывозили все, что можно вывезти, без определенного плана и графика, а то, что вывезти не могли, уничтожали. Так, были взорваны Невинномысская шерстомойная фабрика, Пятигорский мотороремонтный завод, электростанция.
    Построенная в 1942 г. железнодорожная линия Кизляр-Астрахань дала возможность вывезти с Кавказа 11 тыс. вагонов, 1,2 тыс. паровозов, 3,1 тыс. цистерн и одновременно организвать снабжение советских войск. К началу августа 1942 г. в тыл удалось эвакуировать около 1 млн. гол. крупного рогатого скота, овец, 88 тыс. т зерна, 950 тракторов и все банковские ценности.
    Критическая обстановка сложилась на железных дорогах края. Перевозки людей и грузов проходили под частыми бомбежками гитлеровской авиации. Разрушения станций и железнодорожных путей привели к срыву графика движения. Драматическая ситуация сложилась на перегоне Виноградная-Георгиевск, где скопились десятки составов с людьми, промышленным оборудованием и продовольствием. Подлинный героизм проявили железнодорожники Минераловодского узла, которые в считанные часы восстановили третий путь начисто разбитой авиацией врага станции, вывели 32 поезда (!) и спасли 15 тысяч раненых. Страшно подумать о той трагедии, которая могла бы разыграться на этом перегоне, если бы фашистские танки пришли сюда на час раньше. Среди железнодорожников, показавших пример личного мужества, были машинисты А. Галько, Е. Литвиненко, Д. Середенко, Г. Василенко, М. Волков, С. Павлов и многие другие.

Горечь отступления

Документ.
«Первого августа на участке Донской группы войск СКФ наши войска вели тяжелые кровопролитные бои с превосходящими силами немецко-фашистских захватчиков, - сообщалось в сводке советского Информбюро, - противник потеснил наши войска на Саль-ском направлении, развивая наступление на Ворошиловск (Ставрополь)».


  3 агуста город был подвергнут интенсивной бомбежке. Первый налет, второй, третий... Казалось, им не будет конца. Взрывы бомб, пулеметные очереди, смерть близких людей и детское ожидание краснозвездных ястребков, которые обязательно появятся и разнесут в клочья вражеские «юнкерсы». Но ястребки так и не появились: один-единственный самолет «У-2», едва взлетев, был сбит гитлеровцами.

Документ.

«Средства противопожарной защиты в Ставрополе отсутствовали,- писал секретарь крайкома партии В.В. Воронцов. - В городе начались пожары. Взорваны были нефтебаза, мельзавод... На улицах лежали трупы убитых людей... К шести часам к Ставрополю подошли немецкие танки. Отсутствие в то время артиллерии и малочисленность гарнизона не позволили дать отпор врагу. В шесть часов немцы вошли в город. Ехали они с открытыми люками».

Город был сдан фактически без боя.

     5 августа немецкие войска овладели Невинномысском, а 6-го - Армавиром. Части СКФ оказывали возраставшее сопротивление, темп наступления гитлеровцев несколько снизился. Но перевес сил был на стороне противника, который с 9 по 12 августа захватил города Кавминводской группы.
    Из дневника солдата вермахта Л. Треплина:

«15 августа мы были переброшены на восточный фланг кавказского фронта, на берега Терека... У нас не было покоя ни днем, ни ночью. Если днем нас донимали штурмовики, то сентябрьские ночи вообще превращались в ад: с наступлением темноты появлялся биплан, «швейная машина» на жаргоне солдат. Он облетал нашу позицию на низкой высоте и сбрасывал бомбы... Я сам в те дни постоянной опасности ощущал не просто боязнь смерти, а панический страх неизбежного... Сопротивление русских уже на дальних подступах к нефтепромыслам Баку все более усиливалось».


    Несмотря на отчаянное положение, многие советские части вели упорные бои. Так, отход 37-й армии прикрывала спешно организованная Пятигорская группа войск (11-я дивизия НКВД, Новочеркасское кавалерийское училище и др.). Отражая атаки мотопехоты и танков противника, курсанты под командованием полковника И.П. Калюжного стойко обороняли станцию Минеральные Воды и переправу через реку Кума. За два дня боев курсанты подбили 10 танков и уничтожили свыше 200 немецких автоматчиков.

Факт. Военный совет 37-й армии за успешное выполнение боевых заданий объявил училищу благодарность. 61 курсант и командир были награждены орденами и медалями, некоторые из них - посмертно. У Высоцкого есть песня, посвященная погибшим воинам. Вот несколько строчек:

Сколько павших бойцов полегло вдоль дорог -
Кто считал, кто считал!
Сообщается в сводках Информбюро
Лишь про то, сколько враг потерял.
Но не думай, что мы обошлись без потерь -
Просто так, просто так...
Видишь, в поле застыл, как подстреленный зверь,
Весь в огне, искалеченный танк.
Где ты, Валя Петров? - что за глупый вопрос:
Ты закрыл своим танком брешь.
Ну а в сводках прочтем: враг потери понес.
Ну а мы - на исходный рубеж.

    Информация к размышлению. Советские войска каждый день войны в среднем теряли 30 самолетов, 68 танков, 224 орудия и 11 тыс. единиц стрелкового оружия. В период стратегических операций эти средние цифры возрастали в несколько раз.

В боях за перевалы
    Продолжая наступление, передовые части гитлеровцев достигли Большого Кавказского хребта и вышли в районы Верхняя Теберда, станиц Зеленчукская, Сторожевая. Создалась угроза прорыва гитлеровцев к морю. Фашисты находились в 30-40 км от Сухуми. Им удалось захватить почти все перевалы в центральной части хребта и водрузить знамя со свастикой на вершине Эльбруса. Берлинские газеты с триумфом сообщали: «Покоренный Эльбрус венчает конец павшего Кавказа». «Это значительное достижение альпинизма, - отмечал впоследствии генерал К.Типпельскирх, - не имело ни тактического, ни тем более стратегического значения».
     В середине августа в горах Северного Кавказа начались ожесточенные бои частей 46-й армии (командующий - генерал В.Ф. Сергацков) с немецким горно-стрелковым корпусом генерала Р. Конрада* (* Для ведения боевых операций на высокогорных участках Кавказа в группу армий «А» вошел 49-й горнострелковый корпус генерала Р. Конрада, где были сосредоточены лучшие альпийские дивизии вермахта. Первой горнострелковой дивизией, именовавшейся «Эдельвейс», командовал генерал-лейтенант Ланц. В прошлом опытный альпинист, Ланц не раз покорял альпийские, гималайские и кавказские «многотысячники». Со своими горными стрелками он успешно прошел по перевалам Европы. На знаменах дивизии рядом с фашистской свастикой красовался серебристый цветок эдельвейс. Горные стрелки имели специальное альпийское снаряжение, легкие переносные пушки и минометы, спальные мешки, компасы, рации, кислородные маски, защитные очки и др.).
    Из мемуаров генерала СМ. Штеменко: «С обороной гор дело явно не клеилось. Командование фронта слишком преувеличивало их недоступность, за что 15 августа поплатилось Клухорским перевалом. Вот-вот мог быть взят и Марухский перевал... Допущенные оплошности исправлялись в самом спешном порядке. Срочно формировались и отправлялись на защиту перевалов отряды из альпинистов и жителей высокогорных районов, в частности сванов, подтягивались дополнительные силы из кадровых войск... В горы выдвигались также вооруженные рабочие отряды».
Сталин направил на Кавказ с чрезвычайными полномочиями Л. П. Берия (вспомните, какую должность он занимал), который начал вмешиваться во все дела штаба фронта, настаивая на проведении в жизнь «своих» планов. Его деятельность, по словам генерала А. А. Гречко, вносила «нервозность и дезорганизацию в работу штаба». Берия самолично и необоснованно снимал заслуженных генералов и офицеров, что в конечном счете привело к нарушению управления войсками. В это время немцы продолжали движение вперед. В сентябре-ноябре они вели бои за Новороссийск, Туапсе, Поти.
А на перевалах, по сводкам Информбюро, шли бои «местного значения». Войскам Закавказского фронта** (** С 1 сентября 1942 г. СКФ, переименованный в Черноморскую группу, вошел в состав войск Закавказского фронта. В битве за Кавказ участвовали кавказские национальные формирования (12 дивизий).)  была поставлена задача: во что бы то ни стало остановить врага. В упорных боях части 394-й стрелковой дивизии (810-й, 808-й, 815-й полки), подразделения Сухумского, Тбилисского, других военных училищ и воинских соединений сдерживали натиск врага.
Война в горах... Фашистские снайперы, засады, труднодоступные скалы. Один неосторожный шаг здесь стоил жизни... На леднике - шквальный ветер. То в одном, то в другом месте солдаты проваливались в трещины. Из неглубоких - вытаскивали, в глубоких исчезали навек. Погибших хоронить было негде, их просто обкладывали кусками льда или камнями. В горах снежный покров достигал двух-трех метров. Где спрятаться от стужи? Бойцы буквально замерзали в своих тонких шинелишках, под которыми было лишь летнее обмундирование. Из камней сооружали укрытия, где крышей служила плащ-палатка, а вместо матраца был лед. Кончилось продовольствие. Питались крошками сухарей, которых выдавали по одной пилотке на неделю.
И выстояли, не имея за собой ничего, кроме гор.
    Ожесточенные бои продолжались на Северном Кавказе до середины декабря 1942 г. Врага удалось остановить на линии от Туапсе на Черном море до Орджоникидзе и Грозного, взять который гитлеровцы так и не смогли. В оборонительный период битвы за Кавказ советские войска, значительно уступая противнику в людях и военной технике, особенно в танках (более чем в 9 раз) и в авиации (почти в 8 раз), вынуждены были оставить ряд районов Северного Кавказа. Однако враг был обескровлен. Его потери составили более 100 тыс. человек. Не преодолев Главный Кавказский хребет, гитлеровские войска перешли к обороне.
Документ.
Из воззвания Военного Совета Закавказского фронта: «Боевые товарищи, защитники Кавказа! Войска Северной и Черноморской групп, выполняя приказ матери-Родины, остановили врага в предгорьях Кавказа. В оборонительных боях под Ищерской, Мал го-беком, Туапсе, Новороссийском, Нальчиком, Шаумяном, Ардоном (наши войска - А.К.) вписали славную страницу в историю Великой Отечественной войны, покрыли свои знамена неувядаемой славой».
 
   В середине августа в горах Северного Кавказа начались ожесточенные бои частей 46-й армии (командующий - генерал В.Ф. Сергацков) с немецким горно-стрелковым корпусом генерала Р. Конрада. (Для ведения боевых операций на высокогорных участках Кавказа в группу армий «А» вошел 49-й горнострелковый корпус генерала Р. Конрада, где были сосредоточены лучшие альпийские дивизии вермахта. Первой горнострелковой дивизией, именовавшейся «Эдельвейс», командовал генерал-лейтенант Ланц. В прошлом опытный альпинист, Ланц не раз покорял альпийские, гималайские и кавказские «многотысячники». Со своими горными стрелками он успешно прошел по перевалам Европы. На знаменах дивизии рядом с фашистской свастикой красовался серебристый цветок эдельвейс. Горные стрелки имели специальное альпийское снаряжение, легкие переносные пушки и минометы, спальные мешки, компасы, рации, кислородные маски, защитные очки и др.) Из мемуаров генерала СМ. Штеменко: «С обороной гор дело явно не клеилось. Командование фронта слишком преувеличивало их недоступность, за что 15 августа поплатилось Клухорским перевалом. Вот-вот мог быть взят и Марухский перевал... Допущенные оплошности исправлялись в самом спешном порядке. Срочно формировались и отправлялись на защиту перевалов отряды из альпинистов и жителей высокогорных районов, в частности сванов, подтягивались дополнительные силы из кадровых войск... В горы выдвигались также вооруженные рабочие отряды».Сталин направил на Кавказ с чрезвычайными полномочиями Л. П. Берия (вспомните, какую должность он занимал), который начал вмешиваться во все дела штаба фронта, настаивая на проведении в жизнь «своих» планов. Его деятельность, по словам генерала А. А. Гречко, вносила «нервозность и дезорганизацию в работу штаба». Берия самолично и необоснованно снимал заслуженных генералов и офицеров, что в конечном счете привело к нарушению управления войсками. В это время немцы продолжали движение вперед. В сентябре-ноябре они вели бои за Новороссийск, Туапсе, Поти. А на перевалах, по сводкам Информбюро, шли бои «местного значения». Войскам Закавказского фронта (С 1 сентября 1942 г. СКФ, переименованный в Черноморскую группу, вошел в состав войск Закавказского фронта. В битве за Кавказ участвовали кавказские национальные формирования (12 дивизий)) была поставлена задача: во что бы то ни стало остановить врага. В упорных боях части 394-й стрелковой дивизии (810-й, 808-й, 815-й полки), подразделения Сухумского, Тбилисского, других военных училищ и воинских соединений сдерживали натиск врага.Война в горах... Фашистские снайперы, засады, труднодоступные скалы. Один неосторожный шаг здесь стоил жизни... На леднике - шквальный ветер. То в одном, то в другом месте солдаты проваливались в трещины. Из неглубоких - вытаскивали, в глубоких исчезали навек. Погибших хоронить было негде, их просто обкладывали кусками льда или камнями. В горах снежный покров достигал двух-трех метров. Где спрятаться от стужи? Бойцы буквально замерзали в своих тонких шинелишках, под которыми было лишь летнее обмундирование. Из камней сооружали укрытия, где крышей служила плащ-палатка, а вместо матраца был лед. Кончилось продовольствие. Питались крошками сухарей, которых выдавали по одной пилотке на неделю. И выстояли, не имея за собой ничего, кроме гор.Ожесточенные бои продолжались на Северном Кавказе до середины декабря 1942 г. Врага удалось остановить на линии от Туапсе на Черном море до Орджоникидзе и Грозного, взять который гитлеровцы так и не смогли. В оборонительный период битвы за Кавказ советские войска, значительно уступая противнику в людях и военной технике, особенно в танках (более чем в 9 раз) и в авиации (почти в 8 раз), вынуждены были оставить ряд районов Северного Кавказа. Однако враг был обескровлен. Его потери составили более 100 тыс. человек. Не преодолев Главный Кавказский хребет, гитлеровские войска перешли к обороне.Документ. Из воззвания Военного Совета Закавказского фронта: «Боевые товарищи, защитники Кавказа! Войска Северной и Черноморской групп, выполняя приказ матери-Родины, остановили врага в предгорьях Кавказа. В оборонительных боях под Ищерской, Мал го-беком, Туапсе, Новороссийском, Нальчиком, Шаумяном, Ардоном (наши войска - А.К.) вписали славную страницу в историю Великой Отечественной войны, покрыли свои знамена неувядаемой славой». Ход боевых действий следует прослеживать по карте «Битва за Кавказ». Необходимо обратить внимание на следующее. Бои и операции на Северном Кавказе велись в особых условиях горно-лесистой местности, что обогатило советские войска опытом для последующих действий в Крыму и Карпатах.


Copyright MyCorp © 2017